» » Что я в 25 все еще мальчик
загрузка...

Что я в 25 все еще мальчик

Книга Питер Страуб
Автор Стивен Кинг читать бесплатно. Стр 25 Раздел Ужасы




Он увидел кинотеатр. Афиши оповещали, что идет фильм «История любви».


Ему нужно было сделать два дела. Во-первых, купить себе новую обувь. Он видел, как Бадди Паркинс рассматривал его отскочившие подметки!


Во-вторых, — и это было самым трудным — нужно было позвонить маме. Джек панически боялся этого. Удержат ли его ноги, когда он услышит ее голос? Пойдет ли он дальше на запад, если Лили попросит его вернуться? Поэтому он не мог решить, стоит ли звонить. Ему вдруг представилось, как из снятой им телефонной будки высовывается рука Элроя — или какого-либо другого обитателя Территорий — и хватает его за горло.


Три девочки, на год или два старше Джека, остановились перед витриной и стали обсуждать модели одежды, разглядывая в витринах универмага манекены. Взглянув на девочек, Джек принялся старательно приглаживать растрепанные волосы. Девочки в новеньких джинсах казались принцессами из сказки, они заразительно смеялись. Мальчик замедлил шаг. Одна из принцесс заметила его и что-то шепнула темноволосой подружке.


«Я изменился, — подумал Джек. — Я совсем не такой, как они».

Очень надеемся, что преступники наденут арестантскую робу, хотя невозможно себе представить страдания мальчика, который пережил ад, но остался жить, чтобы изменить мир.  Возможно, если бы он не выжил, это преступление вообще не стало бы достоянием гласности, так как как мы уже знаем, что родную мать Екатерину врачи отговорили не брать ребенка в семью и она подписала отказ. По ее словам, кроме предложения отказаться от сына ей никакой помощи оказали.

Отказалась от ребенка и его бабушка — испугалась, что не потянет. Я не обвиняю родных Матвея. Это просто констатация грустного факта — они отказались.

***

Дочь, когда ей было 3 года, спрашивает бабушку:
— Почему ты мою маму называешь «дочкой»?
— Потому что она мне родная дочка. А тебе — мама.
— Странно как-то... дочка и одновременно мама! А ты тоже чья-то дочка? Пожилая такая дочка? И я, когда буду бабушкой, останусь пожилой дочкой тоже?

***

Прохожу сейчас по двору. По другой стороне парковки идет мальчик лет 5 с мамой. Вдруг мальчик запинается и падает прямиком в лужу. Раздается крик матери:
— Марат, блин, ну что это такое?
Марат, все еще лежа в луже, поворачивает голову в сторону мамы и невозмутимым голосом отвечает:
— Это лужа, мам, и я в нее упал.

***

Смотрели мои школьные фото: я стою с указкой возле школьной доски... Дочка спросила, какого уровня у меня была магия.

– Когда я вернусь с победой, я разрушу эту башню.

Зевах и Салман были в Каркоре с войском примерно в пятнадцать тысяч воинов – все, что осталось от войск восточных народов, всего пало сто двадцать тысяч человек, носящих оружие. Гедеон поднялся по караванному пути восточнее Новаха и Иогбеги и напал на войско врасплох. Зевах и Салман, два мадианских царя, бежали, но он погнался за ними, захватил их и поразил ужасом все их войско.

Когда Гедеон, сын Иоаша, вернулся с битвы при возвышенности Херес, он захватил юношу из Суккота, допросил его, и юноша написал ему имена семидесяти семи приближенных Суккота, городских старейшин. Тогда Гедеон пришел и сказал жителям Суккота:

– Вот Зевах и Салман, из-за которых вы издевались надо мной, говоря: «Разве Зевах и Салман уже в твоих руках, чтобы нам давать хлеба твоим утомленным воинам?»

Он взял старейшин города и преподал жителям Суккота урок, наказав их пустынным терновником и шиповником. Еще он разрушил башню Пениэла и перебил жителей этого города.

Чувствую себя как больная, а не беременная. Очень ломит кости, тянет живот и поясницу, стоять долго не могу, сидеть тоже. Еще и вдобавок ко всему стал мучать запор! Но с другой стороны терпеть недолго, и я увижу своего долгожданного сынулю!

Екатерина:

Я беременна вторым ребенком. В первую беременность набрала 11 кг, а сейчас 25 неделя и уже 8 кг. Ждем мальчика. Грудь набухает и растет, уже поменяла белье! Живот большущий. Самочувствие вроде ничего, только изжога постоянная, чтобы я ни съела – одно и то же.

Развитие плода на 25-ой неделе

– Габриэль, я не хочу больше иметь детей, – наконец сказал он.

Графиня села на край кровати.

– То есть ты хочешь сказать, что не допустишь того, чтобы я забеременела?

– Это одно и то же.

Прайд посмотрел на нее, его глаза были еще тревожными, но лицо стало спокойным. Она покачала головой:

– Нет, это не одно и то же. И я должна тебе сказать, что я не Элен. Я сильна, как лошадь, и ты это знаешь, и…

– Я не хочу больше обсуждать это, Габриэль, – перебил он девушку. – Я не готов быть отцом других детей. Извини.

– А тебе не кажется, что слишком рано говорить об этом? – спросила Габриэль. – Принять решение перед тем…

– Я хотел сразу расставить точки над i, – снова перебил ее лорд. – Если ты не примешь моего мнения, я пойму тебя… если… – он нервно провел руками по волосам и быстро договорил: – если ты не захочешь со мной венчаться.

Натаниэль говорил это серьезно! Графиня инстинктивно попыталась развеять гнетущую атмосферу.

– Но мы ведь уже женаты, – заметила она, поднимая брови.

Натаниэль покачал головой.

– Думаю, мы можем забыть эту нелепую церемонию, – заверил он. – Только Бог знает, была ли она законной, но я готов забыть о том, как нас женил этот капитан.

– А я – нет, – твердо проговорила графиня. – Я считала тебя рыцарем и не думала, что ты позволишь мне выходить замуж еще раз.

– Не надо над этим шутить!

– А я не знаю, что еще делать, – сказала девушка. – Потому что твои слова абсурдны.

– Я просто честен перед тобой, – воскликнул Прайд. – И пытаюсь снасти тебя от ошибки.

– Ах вот как! – Графиня вскочила, глаза ее горели. – А теперь позвольте мне, лорд Прайд, сказать вам, что меня не надо ни от чего спасать! И я совершу те ошибки, которые считаю нужным совершить! И если в их число входит брак с высокомерным, ничтожным, безвольным, самонадеянным мизантропом – что ж, так тому и быть!

– Мегера! – воскликнул Прайд, испытав невероятное облегчение.

– Но, может быть, тебе стоит подумать дважды, прежде чем жениться на мне?

– Я уже подумал, – сказал он, улыбаясь. – Много раз. Похоже, разницы никакой нет – в первый раз думать или во второй!

– Негодяй! – ласково промолвила Габриэль, улыбаясь ему в ответ. Она тоже была рада, что их неприятный разговор завершен. Прайд изменит свое мнение, когда увидит, как удачен их брак. И времени у них достаточно.


            - Передай это... Тыбурцию... Скажи, что я покорнейше прошу его - понимаешь?.. покорнейше прошу - взять эти деньги... от тебя... Ты понял?.. Да еще скажи, - добавил отец, как будто колеблясь, - скажи, что если он знает одного тут... Федоровича, то пусть скажет, что этому Федоровичу лучше уйти из нашего города... Теперь ступай, мальчик, ступай скорее.


            Я догнал Тыбурция уже на горе и, запыхавшись, нескладно исполнил поручение отца.

— Уходите, — крикнула она R, — вы же видите: он… Уходите, R, уходите!

R, оскалив белые, негрские зубы, брызнул мне в лицо какое-то слово, нырнул вниз, пропал. А я поднял на руки I, крепко прижал ее к себе и понес.

Сердце во мне билось — огромное, и с каждым ударом выхлестывало такую буйную, горячую, такую радостную волну. И пусть там что-то разлетелось вдребезги — все равно! Только бы так вот нести ее, нести, нести…

Я с трудом держу перо в руках: такая неизмеримая усталость после всех головокружительных событий сегодняшнего утра. Неужели обвалились спасительные вековые стены Единого Государства? Неужели мы опять без крова, в диком состоянии свободы — как наши далекие предки? Неужели нет Благодетеля? Против… в День Единогласия — против? Мне за них стыдно, больно, страшно. А впрочем, кто «они»? И кто я сам: «они» или «мы» — разве я — знаю?

В многопрофильной клинике «Альтернатива», оснащенной специальным диагностическим оборудованием, созданы оптимальные возможности диагностики и лечения урологических заболеваний.
Записаться на прием к урологу можно он-лайн или по многоканальному телефону 8 (495) 925-77-54. Мы работаем с 9.00 до 21.00 без выходных и праздничных дней.

СЫГРАЕТ ЛЮБУЮ ПЕСНЮ

БОГ ВОЗНАГРАДИТ ВАС

Он почти прошел мимо старика с гитарой, как вдруг голос негра резанул его слух.
— Джеки!..

15. ПОЮЩИЙ СНЕЖОК

Джек быстро оглянулся на чернокожего; сердце сбилось с ритма.
«Смотритель?»
Чернокожий медленно снял шляпу.
Смотритель. За темными очками — он, Смотритель.
Джек был уверен в этом. Но через секунду он так же был уверен, что это не Смотритель. Тот, прежний Лестер был шире в плечах, его грудь казалась более выпуклой.
«Но если бы он снял свои очки, я бы мог сказать наверняка!»
Мальчик открыл, было, рот, чтобы окликнуть старика по имени, как вдруг тот начал играть, и черные пальцы замелькали по струнам, рождая хорошо знакомую мелодию. Это была пьеса из альбома «Джок Харт из Миссисипи». И хотя старик не пел, Джек знал слова:Друзья, как трудно паренькуИдти с котомкой на боку!Господь забыл тебя, дружок…
Из магазина вышел блондин в спортивном костюме и три принцессы. У принцесс в руках было мороженое, у спортсмена — по булочке в каждой руке. Они направлялись в сторону Джека, который, увлеченный стариком, их не замечал. Он сосредоточился на мысли, что это все-таки Смотритель, и Смотритель что-то прочитал в его мыслях. Иначе почемуон запел именно эту песню? Ведь песня о нем, правда? О Джеке?!.
Футболист переложил в левую руку обе булочки, а правой сильно толкнул Джека в спину. Зубы Джека от неожиданности щелкнули; боль свела челюсти.
— От тебя несет мочой, — процедил блондин. Принцессы захихикали и дружно сморщили носики. Джек отлетел в сторону, зацепив кепку, куда слепой собирал подаяния, и деньги рассыпались.
Песня оборвалась.
Футболист и Три Крошки Принцессы удалялись. Джек рванулся было за ними; им овладела хорошо знакомая ярость. Это же чувство возникло в нем и при встрече с Осмондом, ина ферме у Алберта Паламаунтина; и в Оутли…
Но мальчик не стал догонять их, хотя знал, что мог бы — неожиданно он ощутил в себе небывалый прилив сил. Но он не хотел догонять их; он хотел остаться один. Он…
Слепой принялся шарить рукой вокруг себя, собирая рассыпанные монеты. Он складывал их в кепку.Дзинь!
До Джека донесся голос одной из принцесс:
— Почему ему вообще позволяюттамнаходиться? Он такой вульгарный!..
Другая ответила:
— Да, непонятно.
Джек присел на корточки и стал помогать старику собирать монетки.
— Благодарствуй, добрый человек! — глухо бормотал слепой. Джека морозило от его срывающегося дыхания. — Вот уж спасибо! Господь вознаградит тебя!
ЭтобылСмотритель.
Это небылСмотритель.
Мысль о том, как мало волшебного напитка осталось в бутылке, заставила мальчика заговорить со стариком. Он не знал, хватит ли напитка, чтобы вновь оказаться в Территориях, но он должен был спасти свою мать и добраться до Талисмана.
— Смотритель?..
— Благодарствуем, от всей души! Господь не оставит тебя!
— Смотритель!Я — Джек!
— Здесь нет Смотрителей, мальчик. — Пальцы негра вновь начали искать монетки. Одна рука нащупала центовую монету и быстро опустила ее в кепку; другая неловко дотронулась до туфель проходящей мимо хорошо одетой женщины. Ее лицо исказила гримаса, и дама заспешила от них.
Джек подобрал последнюю монетку. Это был серебряный доллар с изображением статуи Свободы.
Из глаз Мальчика покатились слезы, оставляя дорожки на грязных щеках. Он оплакивал Тильке, Вайлда, Хагена и Хайделя. Свою мать. Лауру де Луизиан. Сына погонщика, лежащего мертвым под телегой. Но больше всего себя — самого себя. Он устал странствовать по дорогам. Наверное, когда едешь в «Кадиллаке», все представляется совсем иначе, но когда добираешься на попутках, сочиняя Истории, когда должен унижаться перед каждым за кусок хлеба, — дорога становится Дорогой Скорби. Джек смертельно устал… но ему нельзя плакать! Если он будет плакать, то рак сожрет его мать, а дядя Морган убьет егосамого.
— Я не думаю, что смогу сделать это, Смотритель, — шептал он. — Не думаю…


Наверх